Безосновательное обжалование действий госзаказчика в скором времени станет платным

06.09.2019

Председатель Правительства РФ указал, что госзакупки, обеспечивающие реализацию национальных проектов, находятся под угрозой срыва из-за действий «жалобщиков», в связи с  чем необходимо введение ответственности за подобные действия[1].

Федеральная антимонопольная служба считает, что необходимым ответом на действия профессиональных «жалобщиков» должны стать поправки в законодательство о закупках, устанавливающие плату за рассмотрение необоснованных жалоб. Предполагается, что величина такой платы будет рассчитываться, исходя из начальной цены контракта.

Радикальное ограничение права на обжалование действий государственного заказчика, возможно, не возымеет должного эффекта и, наоборот, может привести к увеличению числа нарушений, в то время как жалобы до сих пор являются единственным эффективным механизмом воздействия на злоупотребления заказчика.

В силу же того, что злоупотребления участников закупок приводят к ощутимым экономическим потерям как для государства, так и для добросовестных исполнителей, видится необходимым развитие всех возможных механизмов противодействия, однако не стоит забывать о соразмерности применяемых мер. Следует понимать, что привлечение к ответственности заявителя за необоснованную жалобу справедливо лишь тогда, когда практика антимонопольного органа единообразна и демонстрирует необходимый стандарт доказывания при рассмотрении жалоб. Заявитель должен иметь возможность спрогнозировать результат рассмотрения своей жалобы и действуя осмотрительно и добросовестно отказаться от обращения с жалобой, если его прогноз неперспективный. В иных условиях возможно ли вообще доказать наличие умысла на срыв закупки у «жалобщика» тогда, когда результат рассмотрения жалобы не очевиден?

Кроме того, уже сейчас очевидно, что предлагаемый ФАС России механизм ответственности вызовет много сложностей. Во-первых, следует заранее озаботиться возможностью фактического исполнения санкций в отношении «жалобщиков». Учитывая, что обжаловать документацию закупки дозволяется неограниченному кругу лиц, можно предположить, что появление штрафов спровоцирует «жалобщиков» на создание огромного количества фирм-однодневок, от лица которых они продолжат свою деятельность, фактически избежав ответственности ввиду затруднительности взыскания штрафов с таких организаций. В  такой ситуации введение штрафов лишь усугубит положение заказчиков и контролирующих органов.

Во-вторых, появление штрафов породит множество вопросов для правоприменительной практики. Ответственность, очевидно, создаст дополнительные стимулы для обжалования решений антимонопольного органа. Таким образом, опасения получить штраф, возможно, снизят общее количество жалоб в ФАС России, вместе с тем, создав риск повышения количества судебных дел по обжалованию результатов рассмотрения и, соответственно, постановлений о привлечении к административной ответственности. Следовательно, значительно возрастет нагрузка на судебную систему.

В-третьих, вызывает сомнения оправданность предложенного ФАС России размера штрафных санкций. Такой подход, вероятно, может привести к тому, что доступ к участию в торгах останется лишь у тех, кто сможет позволить себе такого рода регулярные транзакционные издержки.

Более разумным представляется вариант установления госпошлин или же использования их аналогов. Безусловная обязанность для заявителей вносить плату за рассмотрение жалобы дисциплинирует участников и, как минимум, снимает вопрос с невозможностью взыскания платы за рассмотрение постфактум. В некоторых иностранных юрисдикциях в законодательстве о  закупках госпошлина заменена ещё более гибким механизмом сдерживания жалоб, предусматривающим внесение заявителем депозита, из которого будут удовлетворены издержки заказчика в случае признания жалобы необоснованной. В случае же удовлетворения жалобы депозит подлежит возврату заявителю.

Если придерживаться позиции, что потенциальный исполнитель не должен оплачивать разбирательство, потребность в проведении которого возникла не по его вине, то очевидна предпочтительность использования депозита. Вместе с тем, с депозитом никуда не исчезают трудности разработки процедур, обеспечивающих своевременный его возврат, а также проблемы, связанные с возможным судебным обжалованием решения антимонопольного органа, по результатам которого жалоба может быть признана как обоснованной, так и нет, и должно ли это влиять на уплату/возврат депозита.

Невозврат депозита является тоже своего рода ответственностью за злоупотребление правом на обжалование, поэтому было бы правильным законодательно ограничить его размер. Исходить здесь следует из того, что размер депозита должен быть достаточным, чтобы побуждать заявителя воздерживаться от жалоб по надуманным основаниям, но при этом не должен причинять серьёзных убытков, уничтожая всякую мотивацию дальнейшего участия в торгах.

Так или иначе, несмотря на очевидную потребность совершенствования механизмов обжалования в законодательстве о закупках, следует еще раз отметить, что установление барьеров для заявителей лишь навредит обеим сторонам. Установление ограничений возможно лишь при наличии близкой к совершенству практики рассмотрения жалоб антимонопольным органом и необходимого стандарта доказывания, позволяющего каждому разумному и добросовестному участнику заранее знать, на что он может рассчитывать, подавая жалобу.

 

Авторы: Илья Тюленев, старший консультант практики конкурентного права Юридической компании "Каменская & партнёры" и Александр Тюнин, младший консультант Юридической компании "Каменская & партнёры"