ANTI-COVID-19. Наш центр актуальной правовой информации

Дайджест по антимонопольной практике № 34

08.02.2021

Конфликт интересов на торгах Ростуризма, навязывание услуг шотландскими банками и добровольные обязательства об исправлении как механизм антимонопольного контроля в Корее.

Борьба за туристические гранты

Федеральная антимонопольная служба заподозрила Ростуризм в допущении нарушений, повлекших ограничение конкуренции при проведении конкурса на получение грантов для развития внутреннего и въездного туризма в размере 1,2 млрд. рублей. В результате жалоб самих участников торгов было возбуждено антимонопольное дело, в ходе которого ФАС России предстоит проверить имел ли  место в ходе проведения конкурса конфликт интересов, связанный с аффилированностью  одного из членов конкурсной комиссии с «Русским географическим обществом», получившим внушительные гранты.

Помимо упомянутого конфликта интересов, предметом рассмотрения станет также размещенная Ростуризмом информация по конкурсу, являвшаяся, по мнению участников, недостоверной и неполной.

Несмотря на то, что в Ростуризме и  «Русском географическом обществе» опровергают обоснованность всех претензий, имеются основания полагать, что столь пристальное внимание ФАС России к уже проведенным торгам неминуемо приведет к неутешительным выводам о допущенных в ходе их проведения нарушениях. Тем более, что на фоне вызванных пандемией ограничений, сфера внутреннего туризма стала приоритетной для национальной политики, а потому вполне естественно стремление антимонопольного органа обеспечить конкуренцию при распределении грантов. Следовательно, в ближайшее время такого рода торги будут проходить под пристальным вниманием регулятора.

Навязчивость шотландских банков

Британское конкурентное ведомство (CMA) обнаружило, что один из крупнейших банков Шотландии  Clydesdale Bank нарушил запрет на принуждение предпринимателей к  открытию в банке расчетного счета при обращении за той или иной формой кредитования.

"Комплектация" или "пакетирование" - весьма распространенная во всем мире практика навязывания потребителям комплекса услуг, в значительной части которых клиент просто не заинтересован. Более того, такое поведение, помимо ограничения выбора для потребителя, влечет также ограничение конкуренции между поставщиками услуг, по сути, привязывая клиента к конкретному банку.

Clydesdale Bank требовал от малого бизнеса, обратившегося за специализированным "коронавирусным" (COVID-19) финансированием, обязательного наличия расчетного счета в том же банке. Несмотря на то, что клиентам предлагались льготные условия обслуживания счета, CMA не посчитало это "извиняющим" обстоятельством, делающим подобную практику допустимой.

Вынося предупреждение банку, ведомство отметило, что, поскольку специализированные кредитные предложения в период пандемии обеспечивают критическую поддержку для малого бизнеса,  даже незначительные нарушения в этой сфере будут рассматриваться CMA как значительные. Между тем российский регулятор к подобным практикам всегда относился ничуть не менее критично, неоднократно указывая на неприемлемость подобных методов  взаимодействия с клиентами.

Индульгенция для Apple

Еще в середине 2020 года в ходе проведения южнокорейским конкурентным ведомством (KFTC) расследования было установлено, что технологический гигант Apple требовал от трех национальных мобильных операторов оплачивать стоимость телевизионной рекламы и гарантийного обслуживания реализуемых компанией девайсов iPhone. Данная практика со стороны Apple по всем признакам была проявлением злоупотребления собственной рыночной властью.

Между тем законодательство Южной Кореи позволяет компании, обвиняемой в антиконкурентной практике, предложить схему нивелирования негативных последствий собственного поведения, избежав при этом полноценного антимонопольного расследования со всеми вытекающими санкциями. Этот институт направлен на оперативное урегулирование дела и наиболее эффективное устранение ущерба, нанесенного рынку и потребителям.

Apple Korea, взвесив все вероятные риски продолжительного расследования, предложила добровольно принять на себя некоторые обязательства и инвестировать в национальную экономику около 100 миллиардов вон (90 миллионов долларов США), а именно:

- вложить 40 миллиардов вон в строительство научно-исследовательского центра для местного малого бизнеса в сфере производства смартфонов;

- потратить 25 миллиардов вон на то, чтобы предоставить корейским потребителям 10-процентные скидки на ремонт и гарантийные услуги для смартфонов;

- внести еще 25 миллиардов вон на создание образовательного центра для обучения разработчиков в секторе информации, связи и технологий;

- направить 10 миллиардов вон на поддержку цифрового образования в некоторых школах и государственных образовательных учреждениях.

Антимонопольный орган посчитал предложенные заявителем меры разумными и закрыл дело, не вынося решения о незаконности вышеупомянутых практик. В то же время, закон предусматривает осуществление со стороны регулятора надзора за исполнением добровольно принятых обязательств такого рода. Уклонение от последних неминуемо повлечет для Apple весьма внушительный штраф, который полностью перекроет возможные выгоды от прекращения антимонопольного расследования.

Таким образом, можно говорить о наличии в корейском конкурентном праве весьма интересного инструмента взаимодействия регулятора с участниками рынков, использование которого, на первый взгляд, вполне осуществимо и в российских реалиях при условии появления такой возможности в законе.

 

Авторы:  Артем Анпилогов, Александр Тюнин