Дайджест по договорным отношениям № 97

В этом дайджесте мы расскажем об интересных выводах СКЭС за последнюю неделю. 

Верховный Суд пришел к решению относительно привлечения к ответственности собственника ТРЦ «РИО»

В дайджест по договорным отношениям № 96 мы рассказывали об одном из дел о пожаре в ТРЦ «РИО».

Напомним фабулу: в здании произошел пожар, обгорела различная продукция и товары. Причиной пожара оказались нарушения при эксплуатации электрического кабеля одним из субарендаторов. Также арендодатель (собственник здания) был привлечен к административной ответственности за нарушение требований пожарной безопасности.

Пострадавшие субарендаторы получили от страховщика страховое возмещение, который,  в свою очередь, взыскал его с виновного субарендатора и собственника солидарно. Суды исходили из того, что повреждение имущества субарендаторов находилось в причинно-следственной связи с противоправным бездействием собственника. 

Не согласившись с судебными актами, собственник пожаловался в Верховный Суд,  который, в результате, поддержал заявителя. Определение  основано на двух выводах:

1. Тот факт, что лицо является собственником здания, в помещении которого произошел пожар, сам по себе не означает, что именно оно должно отвечать за вызванные пожаром убытки по вине иного лица, с которым оно не совершало никаких совместных действий, являющихся причиной пожара.

2. Решение суда, принятое по делу об административном правонарушении, в гражданском деле не носит преюдициального характера. Такие элементы состава деликтного обязательства как виновность и противоправность, не могут быть установлены преюдициально, так как их содержание в деликтном обязательстве и в составе административного правонарушения являются различными.

Таким образом, в удовлетворении требований страховщика о возмещении ущерба в порядке суброгации с собственника ТРЦ «РИО» отказано.

Собственника имущества автономного учреждения можно привлечь к субсидиарной ответственности

Фабула дела: общество, ссылаясь на ненадлежащее исполнение автономным учреждением обязательства по оплате электроэнергии, поставленной в спорный период, обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании задолженности и неустойки.

Суды требования удовлетворили, но разошлись во мнении относительно возможности привлечения собственника имущества ответчика (в данном случае министерства) к субсидиарной ответственности. Суд первой инстанции привлек министерство к ответственности по обязательствам автономного учреждения. Вышестоящие суды, напротив, указали, что такой вид учреждений не предусматривает субсидиарной ответственности.

Верховный Суд согласился с судом первой инстанции, отметив, что если принять логику судов апелляционной и кассационной инстанций, то подобное правовое регулирование способно повлечь нарушение прав стороны, заключившей и исполнившей публичный договор и не получившей встречного предоставления.

Таким образом, в отношении автономных учреждений действует режим, установленный для бюджетных учреждений, то есть привлечение собственников таких организаций к субсидиарной ответственности возможно.

Одна сторона не вправе причинять убытки другой стороне по мотивам, связанным с ранее допущенными нарушениями при исполнении сделки

Фабула дела: лизингодатель, ссылаясь на нарушение лизингополучателем обязанностей по внесению лизинговых платежей, обратился в суд с иском к последнему о взыскании неосновательного обогащения, мотивируя требования тем, что от продажи изъятого у лизингополучателя предмета лизинга выручил меньше, чем ему полагалось по сальдо встречных предоставлений.

Ответчик просил в иске отказать, указывал на то, что истец просто продал предмет лизинга по заниженной цене, однако, суды требования удовлетворили, ссылаясь на положение, согласно которому, риск изменения цен на сопоставимые товары возлагается на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение.    

Верховный Суд решения отменил, указав, что лизингодатель, реализуя предмет лизинга, должен учитывать интересы лизингополучателя, избегая причинения последнему неоправданных потерь.

Это означает, что если продажа имущества осуществлялась без организации торгов, лизингодатель отвечает за то, чтобы отчуждение предмета лизинга происходило рыночной цене. В случае продажи имущества на торгах лизингодатель отвечает за правильность определения начальной продажной цены и за соблюдение процедуры торгов.

В данном случае, ответчик представил отчет об оценке, который оспорен не был, следовательно, завершающая обязанность сторон договора была определена неверно.  

 

Авторы: Анна Акифьева, Анна Чудиёвич.