ANTI-COVID-19. Наш центр актуальной правовой информации

Дайджест по судебной практике № 38

26.03.2021

В новом дайджесте расcкажем об итогах работы РАЦ, позиции ВС РФ о размере компенсации за уголовное преследование, а также об изменениях в приоритетности рассмотрения дел в ЕСПЧ.

Итоги 2020 г. от Российского арбитражного центра

Третейский суд – Российский арбитражный центр (РАЦ) – опубликовал годовой отчет о работе в 2020 году.

Основные итоги:

- на 35 % возросло количество рассматриваемых дел;

- на 2 % уменьшилась общая сумма исковых требований;

- на 6 % увеличилось общее количество исков с суммой требований до 10 млн;

- незначительно уменьшилось количество исков, поданных по ускоренной процедуре арбитража;

- 100 % исполнимость решений РАЦ;

- «строительство» остается преобладающей сферой споров;

- расширилась география сторон спора;

- на 9 % увеличилось количество споров, рассмотренных единолично арбитрами;

- на 13 % увеличилось количество арбитров, являющихся практикующими юристами.

Из изложенного можно сделать вывод, что в "коронавирусный" год популярность разрешения споров в арбитраже увеличилась. Вероятно, это связано с коллапсом судебной системы в первые месяцы пандемии, тогда как арбитражу удалось быстрее адаптироваться к изменениям.

ВС РФ о компенсации за незаконное уголовное преследование

В начале 2014 г. было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества. По приговору суда, вступившему в силу в апреле 2017 года, обвиняемая была оправдана ввиду непричастности, и за ней было признано право на реабилитацию.

В связи с незаконным уголовным преследованием в течение 3,5 лет гражданка обратилась в суд с иском о взыскании компенсации морального вреда в размере 3 млн. руб.

Три инстанции удовлетворили требования лишь в размере 50 тыс. руб., отметив:

- в деле нет доказательств, подтверждающих ненадлежащие условия содержания в СИЗО, повлёкшие ухудшение здоровья;

- истцом не заявлено ходатайство о назначении судебной медицинской экспертизы;

- не подтверждены доводы гражданки о физическом, психическом и психологическом воздействии следователей, чьи действия не обжаловались, а также о нравственных переживаниях в связи с госпитализацией в психиатрический стационар.

Однако ВС РФ, руководствуясь положениями ГК РФ, разъяснениями ВС РФ и ЕСПЧ, отправил дело на пересмотр, указав, что определённый судами размер компенсации не мотивирован, а приведенные доводы не подкреплены доказательствами:

- не оценены процессуальные особенности уголовного преследования в течение 3,5 лет, а также меры процессуального принуждения, ограничивающие права гражданки и отразившиеся на её личной, семейной жизни, а также на характеристике истца по месту работы;

- не учтены признанные судом незаконными действия следователя по проведению в отношении истца амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы по уголовному делу;

- не исследованы обстоятельства причинения ущерба деловой репутации гражданки в результате незаконного преследования: на момент предъявления обвинения в хищении денег фонда поддержки малого предпринимательства истица работала директором туристического агентства.

ВС РФ также отметил, что присуждение чрезвычайно малой, незначительной денежной суммы означало бы игнорирование требований закона и приводило бы к отрицательному результату, создавая у потерпевших впечатление пренебрежительного отношения к их правам.

В качестве вывода можно отметить необходимость сбора доказательств, подтверждающих различные аспекты незаконного преследования для отражения размера ущерба и обоснования соразмерной компенсации.

Изменения в системе пересмотра дел в ЕСПЧ

В последнее время в ЕСПЧ возросло количество жалоб, не связанных с правом на жизнь, запретом пыток или лишением свободы, но «которые поднимают достаточно серьезные и неповторяющиеся вопросы». Предметы таких жалобы не касаются вопросов устоявшейся практики суда, в связи с чем их рассмотрение занимает до 6 лет.

С целью разрешения сложившейся ситуации ЕСПЧ внес корректировки в систему приоритетного рассмотрения дел, а именно выделил в категории IV отдельную группу «оказывающих влияние» дел (impact). Жалобы по таким делам  будут рассмотрены палатой суда, что ускорит срок вынесения решений. Остальные жалобы IV категории перейдут комитету из трех судей, а постановления по ним будут краткими.

Однако ЕСПЧ установил 3 критерия, при соблюдении одного из которых жалоба попадет в группу «оказывающих влияние»:

- разрешение дела может привести к изменению или уточнению международного/внутреннего законодательства или практики;

- дело касается моральных или социальных вопросов;

- дело освещает новую или значимую проблему в области прав человека.

Также ЕСПЧ может принять во внимание «политическую чувствительность» дела и то, насколько широко оно освещалось в СМИ.

В качестве примеров таких дел суд приводит: вопросы верховенства права или независимости судебной власти; дела, связанные с пандемией, или о защите окружающей среды.

В ЕСПЧ отмечают, что изложенные изменения будут способствовать установлению стандартов прав человека, быстрому разрешению новых вопросов в этой области и, по возможности, предотвращению закрепления национального законодательства и практик, не соответствующих ЕКПЧ.

Однако из недостатков стоит отметить нечеткость установленных критериев разграничения дел. Более того, возможность учета судом «политической чувствительности» дела может стать поводом для обвинения ЕСПЧ в политизированности. Также остается неясным, как суд будет поступать с делами, которые явно имеют политическое значение, но не поднимают никаких новых юридических вопросов.

 

Авторы:  Яков Лазарев, Дарья Лазарева