Верховный Суд представил Пленум о применении норм международного частного права судами РФ

18.07.2019

Постановление Пленума закрепило сформированные судами подходы к применению норм международного частного права и выбору применимого к конкретным правоотношениям права при разрешении споров, осложненных иностранным элементом[1].

1.      Приведенный в п. 1 ст. 1186 ГК РФ перечень иностранных элементов не является исчерпывающим (п. 2)

Суды определяют право, применимое к правоотношению на основании норм международного частного права в случае, когда гражданско-правовое отношение осложнено иностранным элементом.

В качестве иностранного элемента в том числе может рассматриваться совершение за границей действия или наступления события, влекущего возникновение, изменение или прекращение гражданско-правового отношения.

2.      Уточнены правила определения наиболее тесной связи (п. 6)

При невозможности определить право, подлежащее применению (отсутствует международный договор, коллизионные нормы, стороны не выбрали применимое право) применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано.

При определении наиболее тесной связи суд определяет преобладающую территориальную связь элементов правоотношения с правом конкретного государства, а также может принимать во внимание, применение права какой страны позволит наилучшим образом реализовать общепризнанные принципы гражданского права и построения его отдельных институтов (например: запрет злоупотребления правом, защита слабой стороны, предпочтительность сохранения действительности сделки).

3.      Не любая императивная норма в значении ст. 422 является нормой непосредственного применения (п. 10)

Суд применяет к спорным правоотношениям российские нормы непосредственного применения независимо от того, каким правом регулируется это отношение в силу соглашения сторон о выборе применимого права или коллизионных норм.

Императивная норма права имеет особое значение и относится к нормам непосредственного применения, если она имеет своей основной целью защиту публичного интереса, связанного с основами построения экономической, политической или правовой системы государства. Пример: положения российского законодательства, устанавливающие ограничения оборотоспособности определенных объектов гражданских прав.

4.      Правила установления судом подразумеваемого соглашения о применимом праве (п. 27)

Соглашение сторон о применимом праве должно быть прямо выраженным, либо определенного вытекать из условий договора или совокупности обстоятельств (подразумеваемое соглашение о применимом праве)

Суд констатирует существование подразумеваемого соглашения, в частности, если стороны в тексте договора ссылались на гражданско-правовые нормы определенного государства, либо стороны при обосновании своих требований/возражений ссылаются на одно и то же применимое право, либо при наличии тесной связи между двумя договорами с участием одних и тех же лиц, когда один из этих договоров содержит оговорку  о применимом праве, а другой заключенный позднее договор такой оговорки не содержит.

5.      Выбор нейтрального права/soft law (п. 32)

Стороны договора, осложненного иностранным элементом, в соглашении о применимом праве могут выбрать право страны, которая не имеет связей с договором или его сторонами.

Стороны также выбрать документы, содержащие правила, рекомендованные участникам оборота международными организациями или объединениями государств (например, УНИДРУА, Европейские принципы договорного права).

6.      Допустимо условное (альтернативное) соглашение о применимом праве (п. 30)

Стороны вправе заключить условное (альтернативное соглашение), в котором выбор применимого права зависит от выбора той стороны, которая в будущем судебном разбирательстве будет являться истцом, либо в котором предусмотрено применение права той стороны, которая в будущем при возникновении спора выступит истцом или ответчиком.

В рамках таких соглашений право, подлежащее применению к договору, фиксируется в момент предъявления первого иска. Риск неопределенности применимого права до момента подачи первого иска несут сами стороны, заключившие условное (альтернативное) соглашение о применимом праве.

7.      Коллизионные нормы об определении вещного статута применяются также к ценным бумагам (п. 18).

Право собственности и иные вещные права на движимое и недвижимое имущество (вещный статут) определяются по праву страны, где это имущество находится.

Для бездокументарных ценных бумаг страной, где находится имущество, считается страна, где ведется учет прав на такие ценные бумаги.

8.      Отдельные вопросы залога находятся в сфере действия вещного статута (п. 21)

К вопросам обращения взыскания на вещи, являющиеся предметом залога, а также реализации предмета залога подлежит применению право страны по месту нахождения вещей, являющихся предметом залога, вне зависимости от того какое право применяется в договору залога согласно ст. 1210 и 1211 ГК РФ.

9.      П. 1 ст. 162 ГК РФ является нормой материального права (п. 23)

Несмотря на то, что правило п. 1 ст. 162 ГК РФ в случае несоблюдения простой письменной формы сделки предусматривает последствия процессуального характера (лишение права стороны в подтверждение сделки и ее условий ссылаться на свидетельские показания), данная норма является нормой материального права. Это значит, что она не препятствует применению судом иностранных норм, содержащих иные правила о форме сделок и последствиях их несоблюдения.

10.  Государственная регистрация сделки, согласие на совершение сделки (ст. 157.1 ГК РФ) не являются элементом формы сделки (п. 25)

Вопросы государственной регистрации сделки, возникновения, перехода, ограничения или прекращения прав по ней, условия и порядок выдачи согласия на совершение сделки (согласие третьего лица, органа юридического лица, государственного органа) не имеют отношения к форме сделки, а потому регулируются не правом, подлежащим применению к форме сделки, а правом, которое регулирует существо соответствующего отношения.

11.  Суд применяет средства защиты потребителя, предоставляемые императивными нормами права страны места его жительства, если профессиональная сторона направляет свою деятельность на территорию страны места жительства потребителя (п. 45)

Профессиональная сторона считается таковой в том случае, когда она поддерживает в сети сайт, содержание которого свидетельствует о его ориентации на потребителей из соответствующей страны. Сайт может рассматриваться как ориентированный на российских потребителей, если одним из его языков является русский язык, цены приведены в российских рублях, указаны контактные телефоны с российскими кодами или имеются другие аналогичные доказательства.

 

Автор: Анна Акифьева, старший консультант-аналитик Юридической компании "Каменская & партнёры"



[1] http://www.supcourt.ru/documents/own/28079/